Чем восхищал императоров пион древовидный?

«Лишь пион может передать величие нации», - написал более 1000 лет назад китайский поэт Лю Юйси. Именно этот цветок считается символом Поднебесной как воплощение «невыразимой изящности», именно им восторгались китайские императоры… Никто не мешает любоваться пионами и нам. Каждую весну, как только оттает земля и стрельнут вверх тугие остроконечные бутоны тюльпанов, я живу в ожидании чуда. Однако невзрачный голенастый куст пиона долго стоит без признаков жизни, пугая меня недобрыми предчувствиями. Но вот шершавые побеги оживают, почки округляются, наполняясь живительной силой земли, и наконец, на свет появляются нежные, дрожащие от малейшего порыва ветра розоватые резные листочки.


«Лишь пион может передать величие нации», - написал более 1000 лет назад китайский поэт Лю Юйси. Именно этот цветок считается символом Поднебесной как воплощение «невыразимой изящности», именно им восторгались китайские императоры… Никто не мешает любоваться пионами и нам.

пион древовидныйКаждую весну, как только оттает земля и стрельнут вверх тугие остроконечные бутоны тюльпанов, я живу в ожи- дании чуда. Однако невзрачный голенастый куст пиона долго стоит без признаков жизни, пугая меня недобрыми предчувствиями. Но вот шершавые побеги оживают, почки округляются, наполняясь живительной силой земли, и наконец, на свет появляются нежные, дрожащие от малейшего порыва ветра розоватые резные листочки.

Это состояние хрупкости и розовой младенческой неги длится совсем недолго. Жажда жизни у растения столь велика, что в какой-то момент куст буквально «взрывается» и в считанные часы покрывается ажурной зеленью. Молодые сочные побеги продолжают стремительный рост, и почти каждый рвущийся к солнцу побег увенчан цветочным бутоном. День ото дня он становится все крупнее и вот однажды лопается, а из тугого конуса бутона один за другим высвобождаются лепестки огромного цветка. Они еще слегка помяты от долгого сидения в плотном маленьком бутоне и чем-то неуловимо напоминают крылья бабочки, только что выбравшейся на простор из тесного кокона. Потом нежные складочки разглаживаются, распрямляются, и моему взору предстает роскошный цветок.

Буквально на глазах один за другим бутоны раскрываются, и вскоре уже весь куст усыпан цветками. Порой их больше сотни. Потрясающе красивое, просто волшебное зрелище! Чарующе тонкий аромат наполняет сад. Вальяжные бархатистые шмели, суетливые трудяжки-пчелы, неповоротливые жуки- бронзовки, вездесущие муравьи - все спешат насладиться нектаром чудо- цветка.

Всего две недели жизни отпущено ему природой, а потом… Лепестки печально облетают, жужжащие гости спешно покидают гостеприимного хозяина, и передо мной снова обычный зеленый кустик. Но очарование растения не исчезает. На фоне нежно-зеленой резной листвы, там, где еще вчера красовались шикарные цветки, появляются крупные остроконечные звезды - разросшиеся плодолистики с семенами. Любое растение, даже такое древнее, как пион древовидный, «помнит», откуда оно родом и какие условия жизни были на родине предков.

Природные виды пиона, пришедшие к нам с горных склонов Китая и Тибета, где царит жаркое лето и привычны холодные снежные зимы, обладают такими ценными качествами, как морозо- и засухоустойчивость. Но оказавшись в более комфортных условиях Европы и Америки, где в последние десятилетия велась активная селекция гибридных форм, наш азиатский красавец позволил себе «расслабиться», что, конечно же, привело к снижению его морозостойкости. Сорта же российской и азиатской селекции более зимостойкие. Морозы до 20- 25 градусов они переносят мужественно, иногда лишь обмерзают невызревшие однолетние побеги. Но бесснежные морозные зимы страшны и для них. Поэтому основание куста и корни пиона еще с осени я всегда прикрываю толстым слоем листьев и слежу за тем, чтобы зимой куст был укрыт снегом.

И все-таки, как показала практика, гораздо опаснее поздние весенние заморозки, когда за одну ночь можно потерять весь прирост молодых побегов и лишиться цветения. Тут уже в ход идут все подручные средства: и старая мамина скатерть, и легкие одеяла, и полиэтиленовая пленка. Вид у закутанного в одеяло куста, надо сказать, бывает еще тот. Спасибо прогрессу - появилось легкое агроволокно, спасающее растения от заморозков до минус 7 градусов. Генетическая память - великая вещь.

Т. Санина

x
Для удобства пользования сайтом используются Cookies.
This website uses Cookies to ensure you get the best experience on our website. Ознакомлен(а) / OK