Как без травмы приучить ребёнка к садику?


Краткий ответ — никак. Но глубина травмы может сильно варьироваться и зависит от 1) возраста ребёнка (чем раньше, тем хуже) и глубины привязанности с родными взрослыми (чем слабее, тем травма будет глубже).

В идеале, ребёнок физически готов расставаться со своими родителями на относительно протяжённые отрезки времени, когда он привязан на уровне любви. Когда он начнёт рисовать вам сердца, говорить о любви не просто имитируя вас, а изнутри, от себя, вот тогда он и будет готов. Причём, жаловаться и плакать такой ребёнок, скорее всего, будет больше, чем дети, которые идут в садик в более раннем возрасте, потому что он уже будет понимать свою потерю и страдание, а не просто чувствовать тупую необьяснимую боль. Так вот, плакать он будет больше, а урон его психике будет нанесён меньший. Это если кратко.

Теперь, длинный ответ — Никогда раньше в истории не предполагалось, что ответственность за выращивание ребёнка лежит исключительно на родителях. Ребёнка всегда окружали и другие взрослые, которые заботились о нём, считали его «своим», несли за него ответственность.

В Африке говорят «It takes a village to raise a child”- “Чтобы вырастить ребёнка, нужна целая деревня». Когда ребёнок растёт среди своих, выражаясь языком Гордона Ньюфелда, в «деревне привязанностей» (я это называю круг привязанностей), то детский страх потерять маму или папу никогда не переходит в тот животный ужас, который испытывают многие современные городские дети.

Второе, в традиционных культурах мир женщины никогда не делился на дом и работу, оба эти мира были неразделимы, переплетались и у женщин не стояло проблемы или дом и ребёнок, или работа.

Неудивительно, что выращивание детей силами исключительно двух взрослых является не просто очень трудной задачей, а зачастую невыполнимой. Ниже я опишу возможные варианты привлечения помощи со стороны, которые будут созвучны с теми знаниями о привязанности, которые у нас уже есть, дружественны для нормального психо-эмоционального развития ребёнка, либо, если они не очень дружественны, то предложу варианты компенсации получаемой ребёнком травмы.

Как я уже писала, до 6 месяцев мозг ребёнка открыт для установления привязанностей. Ребёнок охотно улыбается дружественно-настроенным незнакомцам, почти без сопротивления идёт ко всем на ручки. Задача родителей за эти полгода познакомить ребёнка со всеми взрослыми, кто в дальнейшем может о нём заботиться, создать как можно больший круг привязанностей. Бабушки и дедушки, подруги, соседи, будущая няня, все с кем ребёнок успеет познакомиться до своих 6 месяцев, не будут в последствии иметь особых проблем, чтобы заботиться об этом ребёнке. И у ребёнка не будет особенных проблем с тем, что эти взрослые о нём заботятся.

После 6 месяцев начинается поляризация привязанностей, мозг ребёнка как бы говорит «Так, спасибо, я познакомился со всеми своими привязанностями, больше мне не надо. Пусть они обо мне заботятся, а я займусь другими делами.» С момента, когда у ребёнка начинается синдром боязни незнакомцев, передавать его из рук в руки, как раньше, без предупреждения, будет большой ошибкой.

Теперь один взрослый, к которому привязан ребёнок, должен будет как бы передать свою привязанность другому взрослому, который, в свою очередь, должен будет поработать над привязанностью ребёнка к себе, развить и укрепить её.

Например, если у вас меняются няни, то либо вы должны организовать ход событий таким образом, чтобы старая няня познакомила и подружила ребёнка с новой няней, либо вам самим надо на время сосредоточиться на ребёнке и послужить мостиком между двумя нянями.

Если вы собираетесь в детский сад, то надо постараться познакомить ребёнка не только и не столько с группой, сколько со взрослыми, которые призваны заботиться о ребёнке. Всеми правдами и неправдами старайтесь подружиться с воспитателями и нянечкой, организуйте их приход к вам домой на чай (оплатите им это время, как рабочее), сватайте им ребёнка, а ребёнку — их (Ах, моя малышка в вас души не чает! — А Марина Сергеевна (лучше тётя Марина) всегда так тебя хвалит, говорит, ты её самая любимая девочка.)

Необходимо всегда помнить, привязанность зависит от взаимоотношений, а не от роли. Иными словами, невозможно прийти и сказать, я твоя мать — люби меня, я твоя воспитательница — ты должен меня слушать, я твой учитель — я знаю лучше, чем ты. В итоге мы можем получить сильнейшее противление, расстройство привязанности с родителями и перенос привязанности (обычно на ровесников).

Теперь перечислю варианты ухода за ребёнком силами не родителей от наиболее мягких для развития ребёнка до жёстких.

Ребёнок и мама дома. Домой на пару часов в день приходит няня. Няня может погулять с ребёнком (одевает обычно мама), мама в это время может поработать. Позже, когда ребёнок привыкнет к няне, мама может уходить на пару часов в день (не каждый день). Старайтесь, чтобы ваши отлучки были не больше времени, которое ребёнок готов без вас провести. Также няня может помогать по хозяйству, тогда мама высвободившееся время сможет провести с ребёнком. Это самый мягкий вариант, когда и маме даётся отдушина, она не чувствует себя заключённой в четырёх стенах, и ребёнок чувствует себя в безопасности, окружённый знакомыми запахами, обстановкой, родными лицами. Его мозг расслаблен и может спокойно развиваться.

Если мама работает вне дома, то няня, приходящая к ребёнку, лучше, чем ребёнок, приходящий к няне. Конечно, тут могут быть исключения. Например, если ребёнок ходит к няне, которая является вашей ближайшей подругой, в доме которой он с рождения уже облизал все углы и детей которой он считает членами своей стаи, и незнакомая, не очень настроенная на ребёнка няня, которая приходит к вам и проводит с ребёнком времени больше, чем он с вами.

Если мама уходит, то надо обратить внимание на моменты ухода-прихода и попытаться своё отсутствие компенсировать на доступных ребёнку уровнях привязанности. При уходе «передать» привязанность няне, поговорить с ней, дать ей время на то, чтобы настроиться на ребёнка и пригласить его зависеть, при приходе «забрать» привязанность от няни, не забыть настроиться на ребёнка (глаза, улыбка, кивок). Обьяснить няне, что то, что при вас ребёнок её не слушается — это нормально и не является показателем её непрофессионализма, дети привязаны через чувства и когда вы исчезнете с глаз, ситуация поменяется. Избегайте столкновения привязанностей.

Во время вашего отсутствия дайте ребёнку возможность держаться за вас через вещи, фотографии, записи вашего голоса, видео. При расставании фокусируйтесь на будущем возвращении и каком-либо совместом приятном действии. У няни должны быть чёткие инструкции о том, что она должна поддерживать привязанность ребёнка к родителям, почаще вспоминать их добрым словом, напоминать о том, что «скоро придёт мама».

Решение о посещении ребёнком детского сада должно рассматриваться только в самой-самой безвыходной ситуации. Детский сад — это чуждое ребёнку место, не благоприятное для его развития и вам придётся компенсировать очень и очень многое. Исключение — группы краткосрочного пребывания, куда ребёнок ходит только играть, где он не кушает незнакомую еду в неудобное время, в непривычной обстановке, не спит в чужой кровати, не борется вместе с другими детьми за внимание воспитателя. И даже в ГКП, если на замене незнакомая воспитательница, ребёнка лучше оставить дома.

Самое тяжёлое в саду — это, конечно, сон. Для ребёнка сон — это маленькая смерть, уснуть без родителей — серьёзная травма. Если можете не оставлять на сон — не оставляйте. Если не можете — договоритесь, чтобы можно было принести своё постельное бельё (на нём лучше вначале поспать вам, чтобы оно вами пахло), чтобы можно было в постель брать с собой какую-нибудь домашнюю игрушку, что-то из ваших личных вещей. Много детей легче засыпают обнимая мамину ночнушку либо слушая записанный на диктофон мамин голос.

Если всё же ситуация безвыходная, денег на няню нет и надо работать, иначе — голодная смерть, подчёркиваю, разговор может идти только о перспективе голодной смерти, а не о том, что маме не хватает денег на поездку в Испанию, а папе — на новый Макбук. Дети — не идиоты, они прекрасно видят, когда у родителей нет другого выхода, а когда от них просто хотят избавиться. И сколько вы не будете себя убеждать, что садик — это хорошо, полезно, социализация и бла, бла, бла — ребёнок будет чувствовать, что самые близкие люди его бросили. Не все дети выходят из садика невротиками, но все выходят с покалеченной привязанностью к родителям.

Степень покалеченности может быть разная. Она сильно зависит от многих факторов: какая обстановка в семье, степень эмпатии мамы, как часто семья переезжает, какое количество детей в группе, как часто они меняются, как часто меняются воситатели, как часто детей дёргают из группы на различные развивалки. От воспитателей, конечно, зависит многое.

Как компенсировать

  • Понять и принять, что ребёнок в садике страдает, что ему плохо, но своё страдание он ещё не может осознать. Скорее всего страдание после садика будет выливаться в агрессиюсамоагрессию. Понимать и принимать такое поведение, ни в коем случае не ставить запрет на слёзы, на агрессивное поведение, оно должно куда-то выливаться. Помогать выплакивать слёзы тщетности в своих любящих руках.
  • Дома создать тёплую, заботливую атмосферу. Относится с пониманием к желанию ребёнка побыть маленьким, пестовать его, заботиться о нём. После садика поменьше ходить на разные мероприятия, побольше сидеть дома или вместе гулять, но подальше от других детей, только вы и он.
  • Давать как можно больше физического контакта, желательно спать вместе. Тогда он хотя бы за ночь будет добирать ту близость, которой ему днём так не хватает.
  • Развивать более глубокие уровни привязанности, чтобы ребёнку было легче переносить физическую разлуку.
  • Облегчать ребёнку пребывание в садике.
  • Поддерживать привязанность к вам вашего малыша на уровне чувств: дать какую-нибудь свою вещь, медальён с вашей фотографией. Или повесить свою фотографию в шкафчике. Записать на диктофон свой голос и договориться с воспитателями, что ребёнок может приходить к шкафчику и слушать маму.
  • Поддерживать привязанность на уровне похожести: носите одинаковые вещи. Малышу будет легче держаться за привязанность, когда он будет знать, что у него такой же зелёный шарфик, как у мамы, или такая же клетчатая кепочка, как у папы. Хорошо бы воспитатели подчёркивали, как ребёнок похож на маму и папу (Ой, у тебя глаза, как у мамы, а нос — как у папы).
  • Поддерживать привязанность на уровне принадлежности: постоянно подчёркивайте, что вы — семья, один за всех и все — за одного, всегда защищайте ребёнка, никогда ни с кем не обьединяйтесь против него, даже в самых, как вам кажется, гуманных целях. Помните, поведение ребёнка инстинктивно, с теми, к кому он не привязан, он будет вести себя плохо, а с теми, к кому привязан — хорошо.

К сожалению, чтобы мы не делали, полностью травмы избежать не удастся. Как я уже говорила, к разделению с родителями ребёнок готов только на уровне привязанности через любовь, когда он может держаться за нас, потому что он ЛЮБИТ нас. В лучшем случае, признаки такой привязанности появляются в 4-5 лет.

Дисклэймер: для простоты слога я говорю «привязанность к родителям», имея ввиду основную рабочую привязанность ребёнка к заботящемуся о нём взрослому. Чаще всего это, действительно, родители (родные, приёмные), но также могут быть бабушкадедушка, няня, даже старший братсестра.

Ольга Писарик, мама четверых детей. Живет в Канаде, пишет о психологии детско-родительских отношений, о свободном образовании и домашнем обучении.
x
Для удобства пользования сайтом используются Cookies.
This website uses Cookies to ensure you get the best experience on our website. Ознакомлен(а) / OK