Мужики о тётках (о беременности и родах)

Помнишь, как все начиналось?..

Начало февраля. Новости…

«Дорогой, вставай! Тебе на работу. Ну, просыпайся же!» — теребит за плечо и пытается сдернуть с меня теплое одеяло. Ну на фиг и работу, и утро и вообще весь белый свет, я спать хочу как мамонт в вечной мерзлоте.
— А если я тебе новость хорошую расскажу, проснешься?
— Нет.
— Я беременна.
— Славненько.
Опять кладу голову на подушку и пытаюсь подремать. Прошла минута и тут…
ААААААААААААААААААААА!!! Ни струя себе пельмень! Подскочил, поцеловал, поднял, замер в нерешительности. Спросонья вспоминаю, как бы еще порадоваться.
— Ты бы опустил меня на землю грешную, мне работу работать пора, а я еще дома.
— Поаккуратней в транспорте, на работе не нервничай!
Окрыленный лечу в ванную напевая «Мечты сбываются» Антонова.

Где-то в марте.

Здрасте всем, я проснулся. Иду умываться. «Доброе утро любовь моя! Позавтракала?». Люблю её, чертовку, а потому держу дверь в санузел наготове распахнутой. Организм у будущей мамы как часы, позавтракала, отдала все тут же унитазу и на работу. Ходим и вместе поём «Токсикозы, токсикозы». Скучаю по вкусу лука и чеснока.

Апрель, весна, планы.

— Давай, открывайся же.
— Что тебе так не терпится? Подожди немного.
— Интернет великая штука! Опаньки, вот и календарь беременности. Какая неделя говоришь?
Сидим у компьютера обнявшись, смотрим на то — что должно быть внутри у супруги. Интерес юного натуралиста уколол в задницу. Сижу с линейкой и вспоминая уроки биологии в школе рассуждаю – «Вход, теперь чуть выше, затем отмеряем около 12 сантиметров!». Целую через живот нашу будущую ляльку.
Ночью будит меня и говорит что хочет арбуз. Ага, в апреле. Авторитетно пытаюсь убедить, что если я сейчас уйду искать каприз вожделенный, то вернусь не раньше начала августа. Но мне еще повезло, что удалось убедить подождать, а у друга жена на шестом месяце в 4 утра попросила привезти ТУХЛОЙ квашеной капусты.

Где-то посередь лета.

В голове крутятся финансовые расчеты и паника от нехватки денежных знаков для приобретения всего для всех ситуаций еще не рожденному чуду. Во мне самом обнаружились неожиданно масса перемен. Терпеть не мог шоппинг и иже с ним мероприятия такого плана, а тут с удовольствием бродим в обнимку промеж детских кроватей и с умными лицами разглядываем ванночки для купания и ползунки, а потом с ужасом ценники. Ходили на УЗИ, разглядывал кого-то в мониторе этого загадочного агрегата. От всего увиденного впечатлился, расчувствовался, успокоился на втором литре пива.

Конец лета. «Имя сестра, имя»

— Иннокентий.
— Дурацкое имя. С попугаями ассоциируется. Вычеркивай.
— Марк. Мне нравится. Мужественное имя для мальчика.
— С ума сошла? Какой такой Марк? Никаких Марков и Феофанов. Ты бы еще Апполинарием предложила наречь безвинную кроху. Для девочки я придумал уже имя.
— Какое?
— Либо Марта, либо Инга.
— Первая – это немецких коров так называют, а второе – стервы все с таким именем ходят.

В итоге сошлись на Дарье, а с мужскими именами полный раздрай и компромиссов для нас не существует.

Осень. Только по почкам не бейте!

«Кроватку когда будем собирать?» — этот вопрос уже месяц мне задает супруга с завидным постоянством. Ну кому она нужна сейчас, если еще 5 недель до срока? В парке красота, в голове – ожидание чуда, в организме спермотоксикоз. Наше чадо регулярно бьет папу в спину ночью через стенки маминого животика.
«Я соскучилась и хочу домой из этого дурдома!» — четвертый день на сохранении. Ох, если бы ты знала, как я хочу тебя домой. И еще я жажду покушать. Нет, не так. Пожрать домашней, вкусной еды. Стал ненавидеть пельмени и лапшу. Но, что странно, пиво меньше любить не стал.

Глубоко в октябре. День Х.

Половина пятого утра. Вроде собирается дождик. «Пора! Просыпайся, уже надо в роддом», — тормошит меня жена. «Еще часок», — отвечаю я. Хехе, это же надо додуматься так ответить. Такое бывает только спросонья. Неделю как упакована сумка и мне даны инструкции. И — раз! Вскочил, умылся, позвонил другу что бы ехал забирать нас. Ждем, нервно курю, супруга молча терпит. Уже в приемном покое в мути заспанных мыслей ярко загорается надпись – «СЕГОДНЯ ТЫ СТАНЕШЬ ПАПОЙ!»
Работа не работается, все валится из рук, звоню через каждые полчаса и справляюсь не разродилась ли. В ответ лишь только нет. Ближе к вечеру отпустили на тренировку снять напряжение, да и толку от меня – в офисе и так есть кому меня заменить.
— Алло, дорогой! Поздравляю. Теперь ты папа, у нас родилась Дарья.

P.S. Через 2 недели я узнал, что дочь зовут не Дарья, а Ольга, потому как перед тем как поехать в ЗАГС регистрировать свидетельство о рождении жена прочитала что-то нехорошее об этом имени. Так теперь и живу среди двух Ольг. Я люблю вас, мои Ольги.

Фа Диез, 05.08.17 взято с архива сайта тёткам.нет)))
*****************************************************************************

Что такое роды?

Роды — это испуг.
— Проснись! Кажется, началось…
— Что началось?
— То!
— А что у тебя?

— Что делать?! Так страшно…
— Давай звонить в скорую!
— А что скажем?
— А что есть, то и скажем…

— Едут!

Роды — это ожидание.
— Что ты чувствуешь?
— Не знаю. Я не уверена. Что-то есть, но не знаю, схватки ли это.
— Будем ждать.
— Не люблю неопределенность. Хоть бы уже началось. Родить бы побыстрее… А вдруг что-то не так?!
— Все будет хорошо!

Роды — это боль.
Очень сильная боль. Я не знаю, какая, но очень сильная. Смог бы я такое терпеть? Наверное. Я об этом никогда не узнаю. А она смогла. Учитывая, что воды отошли раньше, чем начались схватки, боль была невыносимая. Но анестезию нельзя делать до определенного момента. Потом облегчение. Дрожь. Боли нет. Она улыбается. Шутит: «Эти муки всем женщинам — расплата за самый первый женский грех. Ева наградила!». Но боль возвращается. Она другая. Это уже потуги. Значит еще немного… Еще пара часов…

Роды — это равнодушие.
Равнодушие персонала. Не потому, что им наплевать. Потому, что они привыкли. Привыкли к боли, крикам, мату… Но равнодушие душит. Неужели трудно подойти, спросить, поговорить, поменять пеленку, наконец, без напоминания мужа? Я не знаю, как чувствуют себя женщины в полном одиночестве, предоставленные сами себе, наедине со своей болью. Это не справедливо! Так не должно быть.

Роды — это отчаяние.
Зачем? Зачем мы затеяли это? Кому все это нужно? Никогда, больше никогда! Хватит! Второй раз этого не вынести! Эта боль никогда не прекратится! Почему никто не подходит?! Почему они ничего не говорят?!.. Это трудно. Это надо выдержать!
Вдвоем легче.

Роды — это поддержка.
Держать за руку. Массировать спину. Придерживать на шаре. И говорить, говорить, говорить… Быть вместе.

Роды — это счастье.
Он родился. Только что. Его первый крик. Облегчение матери. Его кладут маме на живот. Он с трудом двигается, пытается открыть глаза, хватает маму за грудь рукой — рефлексы отличные. Мама уставшая, но счастливая. В глазах немного слез. Комок к горлу. Ребенка прикладывают к груди матери, в первый раз. Они такие красивые!

Роды — это усталость.
Безумная усталость матери и крепкая усталость отца. 12 часов испытаний. Надо поесть. Приносят больничную еду. Мама отказывается. Ее очень трудно уговорить, но немного поесть ей надо. Остальное съедает отец, в один присест. Говорят, так бывает всегда.

Роды — это расставание.
— До завтра, любимая! Я к тебе за… я к ВАМ завтра приду.
«К ВАМ!!!» Не к ней. А к ним. Теперь их двое. Теперь нас трое. Я уже скучаю. Она шепчет что-то, но уже не слышно. Она очень устала. Ее увозят вместе с ребенком. Остается снять больничные одеяния, поехать домой, выспаться. Завтра, я их увижу. Завтра…

Сережка, 22.01.07 источник тот же.

Фа Диез, 05.08.17 взято с архива сайта тёткам.нет)))
x
Для удобства пользования сайтом используются Cookies.
This website uses Cookies to ensure you get the best experience on our website. Ознакомлен(а) / OK